Арт-салон 2012.

Тем, кто вдруг не в теме: в этом году в рамках арт-салона в ЦДХ довольно большая экспозиция работ Павла Никонова и Виктории Никоновой.
У Павла Федоровича довольно много новых работ, есть и несколько таких, которые в процессе перманентного переписывания.
И, кстати, стоит поспешить: в воскресенье - последний день работы арт-салона!


DSC_8556
1.


Виктория Никонова.
DSC_8522
2.

Кстати, на арт-салоне есть раздел, где представлены пара моих работ и работы моих друзей. Еще один повод сходить.
DSC_8605
3.



Комментарии

№1 - интересное такое видение Калязина...
Помню эту работу П.Н.Никонова по выставке в Строгановском дворце в Петербурге.
Я был на днях на этой экспозиции с одним знакомым художником из Берлина.
Печальное зрелище.
Во-первых, так выставлять живопись, особенно известного и важного художника - преступление. Убогая самодеятельная экспозиция. Особенно чудовищна двусторонняя картина, криво свисающая на веревочках с потолка.
Во-вторых, так как мы с приятелем смотрели из разных исторических перспектив, впечатление очень двойственное. Я ему объяснял, что это очень важный художник, пример трудного развития от соцреализма к экспрессионизму, повлиявший на развитие живописи в России. Он отвечал, что в любом провинциальном немецком кунстферайне можно увидеть выставку подобной живописи, сделанной без всякой борьбы с соцреализмом и прекрасно покупаемой провинциальными банками и гостиницами для интерьеров.
И самое интересное, что мы оба были правы
Совершенно согласен с вами насчет экспозиции: это пример того, как делать нельзя. Везде есть работы, которые "довешены", и это сразу бросается в глаза. Я об этом говорил и с Никоновым.
С мнением берлинского товарища не согласен: я считаю Никонова мастером уровня Базелица.
Во-первых, из экспозиции этого не видно, да и сам Базелиц - не самый великий живописец.
А во-вторых, я же написал, что оба мнения - правильные. Я одновременно понимаю значение Никонова, и вижу, что это значение непереводимо на язык европейской культуры. Не потому, что нельзя перевести загадочную русскую душу, а потому, что в советское время любая нормальная честная живопись казалась каким-то необычайным подвигом. То, что мы справедливо считаем его огромным достижением - банальная среднеевропейская живопись, которой учат в любой академии. Такое же впечатление на меня произвела музейная выставка Михаила Шварцмана, которую я видел в Аахене - и это то, от чего мы писались кипятком и обсуждали на кухнях?