artist

Жуткое.

Unheimlich
Тотальная инсталляция, 2015

Зигмунд Фрейд в эссе 1919 года «Unheimlich», исследует этимологию слова «heimlich», значение которого простирается от «домашний», «привычный», «укромный» до «сокрытый», «тайный», и почти сливается со своей противоположностью –«unheimlich», «жуткое». По мысли Фрейда (или Фрейд приходит к выводу, что) жуткое — это привычное, повседневное. (Здесь тоже неплохо было бы кратко разъяснить, в каком случае, при каких условиях повседневное начинает восприниматься как жуткое) В конечном счете "жуткое" Фрейда — это встреча с самим собой.

Наблюдая трагические события последнего года на постсоветском пространстве, я не раз задавался вопросом: откуда растут национал-патриотические идеи, из-за которых вспыхивают войны? Казалось, Советский Союз при помощи тотальной стандартизации окончательно победил национальный вопрос: на всем необъятном пространстве у людей одни и те же проблемы и почти одни и те же условия жизни. Национальная идентичность советского человека превратилась в нечто декоративное, в узор с национальным орнаментом. Однако еще до распада СССР начались межнациональные конфликты, и некоторые из них продолжают вспыхивать до сих пор. Всякая идентичность осознается через «другого», через установление различия между собой и "другим". Самовозвеличивание требует признать ничтожность «другого». Это происходит зеркально также со стороны «другого», что неизбежно приводит к конфликтам и войнам.

Где же скрывается ностальгия по «утраченному величию»? Может, жуткое (unheimlich) вслед за Фрейдом, стоит искать в «домашнем», «привычном», «укромном»?

инсталляция для выставки "Военный музей", Московский музей современного искусства, кураторы Евгения Грушевская и Татьяна Родина, 24 апреля – 24 мая 2015IMG_7456.JPG
1.

20150423-IMG_7443.jpg
2.

20150423-IMG_7444.jpg
3.

20150423-IMG_7447.jpg
4.

thumb_IMG_0349_1024.jpg
5.

thumb_IMG_0347_1024.jpg
6.

20150423-IMG_7450.jpg
7.

Комментарии

Войны вспыхивают из-за сверх меры скопившегося в людях говна. Наблюдая года 3-4 назад, как двое небедных с животиками граждан в очочках и с бородками остервенело пинают друг друга ногами за место на парковке, подумал, что Украине скоро кердык. Живущему желудком освиненному обществу без ненависти и убийства ближних - никак.
очень хорошая и очень грустная
Зачем так далеко ходить?
В нашем языке есть такие же слова: заимствованное "вульгарный" и родное "пошлый", оба с аналогичной этимологией.
"значение которого простирается от «домашний», «привычный»"
Смысл приведенных прилагательных тоже происходит от "обычный", "привычный".
Они к инсталляции тоже хорошо подходят.
по-моему, ничего общего. "Пошлое" и "вульгарное" – это из области этических и эстетических оценок.
Про (окончательную) победу национальных проблем.
Не так давно в зарубежном документальном фильме о Первой мировой и её предпосылках было сказано вот что: многочисленные нации (страны), входившие в Австро-Венгерскую империю, имели различные претензии друг к другу. Но центральная власть, угнетавшая их всех, одновременно душила и взаимные претензии внутри империи. Как только Австро-Венгрия развалилась, междоусобные конфликты разгорелись.
Дело не столько в стандартизации жизненных процессов, сколько в политическом давлении.

PS. Аналогия с Российской империей (CССР) очевидная.