"Химзавод" в галерее FUTURO, Нижний Новгород. 25 апреля – 31 мая 2018 года

Завершилась моя выставка "Химзавод" в нижегородской галерее FUTURO.
"Химзавод" –– ещё одна из цикла выставок моего большого проекта "Промзона", над которым я работаю последние пять лет. Предыдущие выставки: "Территория накопленного ущерба" (галерея Беляево), "Доска почёта" (Ставропольский краевой музей изобразительных искусств), "Белое море. Чёрная дыра" (ГЦСИ Арсенал, Нижний Новгород), "Руины" (галерея Виктория, Самара).
химзавод
Зал на Рождественской, 6 –– один из самых красивых и самых сложных, где мне приходилось выставляться. Тем более для такой мультиформатной выставки, как моя, включающей в себя масштабную живопись, инсталляции, видеопроекции и объекты. Были выстроены фальш-стены и использован маленький зал (бывшая кинобудка), где я смог показать два новых фильма. Для экспозиции нижегородская группа KernHerbst записала специальный трек и озвучила два моих фильма. Также в экспозицию вошли цитаты из неизданной книги Лии Азриэльевны Аронович "Заводские анекдоты".

Атмосферный тизер к выставке, который сделала команда галереи:

На выставке я впервые опубликовал несколько глав из ещё ненаписанной книги моего папы "Опусы моей рабочей биографии". Несколько цитат помещу в этом посте курсивом.
Выставку открывает работа "Опасная зона".
20180519-IMG_1553

Персональная выставка Павла Отдельнова "ХИМЗАВОД" в полной мере воссоздаст непривычное человеческому чувству прекрасного окружение заброшенных химических заводов, цехов и полигонов для захоронения химических и синтетических отходов.
Более 20 полотен с изображением индустриального прошлого Дзержинска, документальный фильм и звуковая инсталляция под авторством Леонида Отдельнова в рамках проекта в галерее современного искусства FUTURO создадут атмосферу на стыке документальной и художественной репрезентации мест, времен и событий, которые определили современное положение человека в контексте постиндустриального мира.
(из пресс-релиза к выставке)

20180426-IMG_1375

Опасная зона. 2018 холст, масло 150х200
20180519-IMG_1551

Руины. Тетраэтилсвинец. 2017 холст, масло 100x150
20180519-IMG_1550

Для пришедших на выставку –– небольшой ознакомительный фильм.
20180426-IMG_1385

Вход в большой зал
20180426-IMG_1466

Руины #3. 2016 холст, масло 100x160
20180426-IMG_1488


...В ночную смену Алексей, аппаратчик отдувки, переключил 4 своих крана, отнёс анализ и присел на скамейку в отделении синтеза вздремнуть. Надел противогаз, чтобы обезопасить себя в случае загазовки и задремал... В это время аппаратчики синтеза выбрались передохнуть, сняли противогазы, вылили из них пот и присели на скамейку. Лёша безмятежно «похрюкивал» в гофрированную трубку, склонив голову к пожарному щиту. Рядом стояла банка с красной «пожарной» краской, которой нам поручили подкрасить пожарный щит для предстоящей утром инспекции пожарной охраны. Мы покрасили не только пожарный щит, но и стёкла Лёшкиного противогаза. Отъявленный хулиган, аппаратчик «грызунов» Колька заорал диким голосом «Пожа-а-а-а-а-р! Пожа-а-а-а-а-р! Валим отсюда!!!» и принялся колотить здоровенным гаечным ключом по трубе. Алексей вскочил и, раскинув руки, начал кружиться на месте, не понимая спросонья, где он, и что произошло, пока наконец не сообразил снять противогаз...
Однако посмеяться над глупой шуткой нам не пришлось, потому что у Лёшки в руках оказался тот самый здоровенный ключ, и нам пришлось быстро уносить ноги...
Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»

20180426-IMG_1486

Руины #2. 2016 холст, масло 100x160
20180426-IMG_1490


20180426-IMG_1506

Руины. Конструкция. 2017 х.м. 60х80
20180426-IMG_1403

Руины. Газгольдер. 2018 х.м. 150х200
20180426-IMG_1394

...Однажды, во время смены я обходил рабочие помещения. Была сильная загазованность, обычная во время очередной выгрузки брикетов из печи хлорирования. Я в противогазе, практически при нулевой видимости, медленно, почти на ощупь, двигался в отделении конденсации. Вдруг, мои руки коснулись какого-то округлого предмета. Странно, ничего подобного здесь не должно быть! Я взял предмет обеими руками и постарался приблизить его к глазам, вернее, к маске моего противогаза. Послышалось какое-то нечленораздельное мычание. К моему крайнему изумлению, предмет сам поднялся, и тут я понял, что это голова человека в противогазе! Продолжая держать голову обеими руками и пятясь назад к выходу, я вывел его в коридор, где можно было снять противогаз. «Семиков! Что ты здесь делаешь?», «Да вот, присел перекусить!», –– сняв противогаз, и продолжая что-то жевать, ответил он. И тут, к моему изумлению, я заметил в его руке кусок копчёной колбасы... «Как же ты в таком газу, да в противогазе, умудрился перекусывать? Места другого не нашёл?» «Все нормально, начальник, маску оттянешь –– да куснёшь. Только вот беда, –– челюсть жевать устала. Маску-то новую взял, резина уж больно тугая! А в бытовку идти мне некогда, продукт хорошо идет и надо скоро барабаны снимать, а то переполнятся!
Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»

Руины. Цех. 2016 холст, масло 150x200
20180426-IMG_1392

Руины #4. 2016 холст, масло 180x260
20180426-IMG_1395

Общий вид экспозиции большого зала
20180426-IMG_1495

...Вдоль всего цеха был устроен бетонный лоток, в который под сильным напором подавалась вода. Отработанные брикеты из печи хлорирования каждые два часа выгружались в этот лоток и далее гидротранспортом перемещались в отвал. В этот момент вдоль всего лотка вместе с брикетами вырывались клубы газовой смеси, хлора, пара, и т. д. Я бы никогда не додумался лечить насморк этой адской смесью, а вот у директора крупнейшего химического предприятия оказалась своя «фармацевтика»...
Директор благополучно уехал, а я стал выяснять, что же произошло? Народ у нас в цехе был крутой. Если кто раньше не сидел в тюрьме или в ЛТП, то значит парень отчаянный, и у него хорошие шансы там побывать. Вот один такой мне и поясняет: «входит какой-то х∗∗ , без мартышки* и в чистом. Я, х∗∗ его знает что за х∗∗, и погнал его на х∗∗!»
Неделю спустя, на дне ТБ, Генеральный приводит пример: «Объехал я как-то пол завода. На каждой двери надпись «Без противогаза не входить!», и только в 33-м – порядок! Меня не пустили...»

*«мартышка» –– противогаз
**ЛТП –– лечебно-трудовой профилакторий
Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»

20180426-IMG_1469

Руины #8. 2016 холст, масло 100x150
20180426-IMG_1478

Руины #9. 2016 холст, масло 100x160
20180426-IMG_1481


20180426-IMG_1455

...Обитатели курилки не приняли близко к сердцу его обещание, поскольку и раньше Гусь обещал «Халкин-Гол»* многим его обидчикам. Гомерический хохот от этой «клоунады» ещё не стих, когда в дверном проёме курилки показался Гусь в противогазе. В руке у него была резиновая перчатка, наполненная жидким фосгеном**.
Из-под противогаза раздалось нечленораздельное мычание, но все поняли, что речь про «Халкин-Гол». Перчатка полетела на пол, фосген мгновенно испарился, наполнив курилку запахом прелого сена, характерного для смертоносного отравляющего вещества. В обычных условиях все должны были погибнуть. Но с нами ничего не случилось: мы не расставались с противогазами даже в курилке и умели, задержав дыхание, надеть их за считанные секунды.
Гену, конечно, поймали и надавали пинков, но.... не злобно. Подумаешь, фосген!.. Привыкли.

Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»
*Халхин-Гол локальный вооружённый конфликт 1939 года у реки Халхин-Гол, между СССР и Монголией с одной стороны, и Японией
**Фосген –– боевое отравляющее вещество. При нормальных условиях –– газ, при охлаждении до 8°С градусов –– жидкость


Руины. Цех 102. 2017 холст, масло 100x150
20180426-IMG_1484

Руины. Пульт. 2017 х.м. 60х80
20180426-IMG_1412

...Однажды я лично решил проинспектировать цехи где использовался спирт в ночную смену. Темной осенней ночью я надел рабочую спецовку, сунул в карман пластиковую бутылку с водой и неожиданно появился в проходной 31 цеха, в расчёте на то, что у вахтёров не будет времени предупредить о моем появлении. Специальный пропуск мне был не нужен, меня знали в лицо. В пристрое к основному производственному корпусу располагалась механическая мастерская, где, как и в большинстве цехов располагалась курилка. Именно в курилках, как правило, и случаются всякие «тёмные делишки». В слабом свете из распахнутой двери я заметил скопление людей в спецовках, выстроившихся как бы в очередь. В руках у многих я заметил различного рода банки и пластиковые бутылки. Понятно, что-то разливают... Я тихонько вылил воду из бутылки и пристроился в хвост очереди. «В очередь, в очередь, сукины дети!», – покрикивал разливающий «сучок» из стеклянной бутыли. Наконец настала моя очередь и я молча подставил свою бутылку... Он посмотрел на меня из-под кепки, и, видимо, узнав знакомое лицо, строго скомандовал: «Иди на х**! Я тебе уже наливал!..
Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»

Руины #7. 2016 холст, масло 100x150
20180426-IMG_1416

Руины #6. 2016 холст, масло 100x150
20180426-IMG_1418

...Люди, работающие в постоянном контакте с химическими веществами, подвергаются их воздействию. И воздействие это, как правило, не проходит бесследно. В том, что «след» остаётся, мне пришлось убедиться на собственном опыте, когда я работал аппаратчиком приготовления растворов в 102 отделе цеха диизоцианатов на Корунде в 1980 г. Моей задачей было приготовление раствора толуилендиамина (ТДА) в хлорбензоле. Пары ТДА проникают в поры кожного покрова и, активно взаимодействуя с влагой, окрашивают его в ярко-жёлтый цвет. Всю смену приходилось работать в прорезиненных рукавицах. Ладони, естественно, потели и, в результате, мои руки приобретали яркий охристый оттенок. Я стеснялся подать руку для неизбежных рукопожатий особенно при новых знакомствах и вынужден был пояснять, что я не китаец и не болею желтухой. Да что руки! Иногда, после тяжёлой ночной смены, после душа, ложишься спать на чистую белую простынь, а встанешь –– на простыне, как на плащанице, жёлтый абрис! «Китайский след», –– так называла это явление моя жена, отправляя в стирку постельное бельё.
Так что бесцветные тараканы особого удивления у меня не вызывают.
Александр Леонидович Отдельнов, «Опусы из моей рабочей биографии»

Интерьер #9. 2017 х.м. 60х80
20180426-IMG_1410

Руины. Переход. 2017 холст, масло 100x150
20180426-IMG_1405


20180426-IMG_1397

Запахи
Трудно представить все запахи, которые окружали рабочих химических производств. Хлор, фосген, хлористый водород, нефтепродукты, фенол, ацетон, метилметакрилат, синильная кислота, сернистый ангидрид, винилхлорид и многие другие химические соединения присутствовали в воздухе в разных сочетаниях и концентрациях. Иногда на заводах случались аварии и город оказывался загазованным. Многие горожане уже по запаху могли точно определить, на каком производстве и в каком цехе произошла утечка. Некоторые соединения чрезвычайно вредны и опасны. Сейчас большинство производств закрыты и воздух в основном очистился. Но, если подойти к известным шламонакопителям, то они могут немного оживить тот «букет», который вдыхали работники химических заводов.
Здесь представлены три запаха трёх известных шламоотстойников восточной промзоны: Белого моря, Чёрной дыры и шламов пиролиза. На пиролизном производстве около двадцати лет проработала моя родственница. Она каждый день вдыхала канцерогенные пары и умерла от злокачественной опухоли.
20180426-IMG_1387

“Мартышки”
Так в народе называли противогазы, которые на многих производствах обновляли ежемесячно. Например, для 33-го цеха “Капролактама”, где работал мой папа, ежемесячно привозили 150 новых противогразов и 300 фильтров. Через месяц использования противогазы утилизировались. До сих пор в промзоне Дзержинска можно найти горы списанных противогазов. Один из заводов Дзержинска специализировался на изготовлении средств химзащиты и регулярно поставлял крупные партии для опасных производств.
20180426-IMG_1502

Вход в малый (белый) зал.
20180519-IMG_1535


20180519-IMG_1539

12.02.1960
12 февраля 1960 года из-за утечки газа в 6 цехе завода "Капролактам" произошёл взрыв. Сильнейшая ударная волна выбила рамы и стёкла в окружающих посёлках и даже на территории Автозавода, в 10 километрах от цеха. Погибла вся смена, 24 человека. Их хоронили в разных частях кладбища, чтобы предотвратить массовые скопления людей. Территорию кладбища на время похорон оцепили работники спецслужб и пускали только родственников погибших. Несмотря на то, что все слышали или видели этот взрыв, СМИ того времени предпочли промолчать об инциденте. Были подписаны многочисленные документы «о неразглашении». Я внимательно пересмотрел все заводские и городские издания многотиражек за февраль 1960 года — в них не было ни слова о произошедшей трагедии. Но в фотографиях из заводского архива сохранился снимок, сделанный с вертолета. На нём можно разглядеть чёрные руины разрушенного взрывом цеха. Я сделал из него "газетную" фотографию, которую написал на огромном холсте, чтобы восполнить пробел в исторической памяти.
20180519-IMG_1514

12.02.1960. 2016. холст, акрил 180х260
20180519-IMG_1526

Песок
Одна из самых заметных проблем последнего времени –– стихийные свалки бытовых и промышленных отходов малых производств. Вся восточная промзона Дзержинска постепенно превращается в большую свалку. Этому очень способствует вторая беда –– незаконная добыча песка. Образовавшиеся пустоты очень быстро заполняются мусором. Если пройти вокруг заводов Восточной промзоны Дзержинска, то почти везде можно увидеть многочисленные песчаные ямы, заваленные мусором.

Карьер. 2018 х.м. 100х150
20180519-IMG_1520

Полигон захоронения токсичных отходов Симазина –– производства гербицидов 3-го класса опасности. Был введён в эксплуатацию в 1976 году, в него было закачано около 2 млн. кубометров токсичных веществ. Отходы закачивались через три нагнетательных скважины на глубину 1200 метров. В 90-е запорная арматура пришла в негодность, а завод, который обслуживал полигон, был объявлен банкротом. Возникла опасность разрыва арматуры и выхода токсичных веществ наружу, что могло привести к масштабной экологической катастрофе. В 2012 году скважины были загерметизированы и затомпанированы. А на месте выхода арматуры из-под земли установлены бетонные кубы, призванные сдержать давление и предотвратить техногенную катастрофу.

Полигон глубинного захоронения. 2017 холст, масло 150x200
20180519-IMG_1519

Единогласно. 2018 х.м. 60х80
20180519-IMG_1518

Заседание
Перелистывая заводские газеты, я нашёл довольно много отчётов о проведённых митингах и заседаниях, посвящённых поддержке тех или иных решений партии и правительства. Эти решения, как правило, принимались трудовыми коллективами «единогласно».
20180519-IMG_1516


20180519-IMG_1547

Заседание. 2017 х.м. 100х160
20180519-IMG_1517

Иприт. 2018 х.м. 100х150
20180519-IMG_1528

Иприт
Высокотоксичное боевое отравляющее вещество кожно-нарывного действия производилось на заводах Дзержинска с 1939 по 1959 год. Производство было законсервировано, а в 90-е годы полностью ликвидировано. Продукция, которая производилась десятками тысяч тонн в год, так никогда и не была использована. Больше всех от неё пострадали сами рабочие.

«Технология была примитивной, без современных технических средств защиты. Атмосфера цеха была насыщена ипритными парами, частые проливы убирались древесными опилками, а затем пол дегазировали хлорной известью. Ни противогаз, ни резиновые комбинезоны, ни сапоги и перчатки не спасали от кожных поражений, острых отравлений глаз и дыхательных путей. Поэтому каждая смена имела двойной состав. Одни работали, а другие лечились.»
«Вымирание пострадавших в этом цехе началось уже после войны, в основном в 50-е, 60-е и 70-е годы (в зависимости от глубины отравления и образа жизни). Умирали от сердечно-лёгочной недостаточности, которая медленно, но неизбежно прогрессировала. И не поддавалась никакому лечению».
И.Б. Котляр. «В городе большой химии»
20180519-IMG_1546

Мутант
В окрестностях промзоны огромное количество стихийных свалок, куда выбрасывают всё, от бытового мусора и разрушенных стен цехов до бракованных партий различных производств и токсичных веществ разного класса опасности. Полигон бытовых отходов, расположенный неподалёку, несколько лет, как закрыт. Теперь мусоровозы просто заваливают мусором песчаные карьеры. Промзона постепенно превращается в гигантскую свалку. В таких местах неизбежно возникают новые, неизученные формы жизни. Один из экспонатов, мутант, которому ещё нет имени, представлен на выставке.
20180426-IMG_1446


20180426-IMG_1445

В кинозале демонстрировались два новых фильма, "От Белого моря до Чёрной дыры" и "Химзавод"
20180519-IMG_1565

трейлер к фильму "От Белого моря до Чёрной дыры"


Кадр из фильма "Химзавод".
20180519-IMG_1559

Огромное спасибо Светлане Басковой, которая специально приехала на мою выставку, чтобы обсудить важные вопросы, которые имеют отношение к моему проекту и его теме.


Спасибо Сергею Кулакову за интересный разговор о выставке и проблемах: которые она затрагивает:


Пресса о выставке:
"В память о химзаводе", Русина Шихатова, журнал "Эксперт"
фоторепортаж журнала "Собака НН"
"Павел Отдельнов: "Меня интересует микроистория –– история: рассказанная маленьким человеком"", Дарья Колосова, журнал "Собака НН"
"Искусство через призму промзоны", Дарья Королёва, портал "День города"
"Павла Отдельнова вдохновляют зловещие индустриальные пейзажи", Мария Владимирова, "Новости Нижнего Новгорода"
репортаж канала "Столица Нижний"
анонс выставки на сайте "Собака НН"

20180519-IMG_1568
  • Current Music: https://soundcloud.com/pavel-otdelnov-331782197/prisutstvennyi-fon

Комментарии

картины красиво сделаны. Куда они теперь ? Жилье или оффис такими не украсить ..
С днём рождения, и всего самого лучшего!
Бала я в вашем Дзержинске. Красивый город, но мрачный. Население - слов нет.... Теперь понятно почему.
Сама 34 года работаю на хим заводе (начинала с аппаратчина на капролактаме) - но противогаз только на учениях одевала.

Они конечно и времена уже другие - все же ОТ, ОП и тд
великолепные работы, при взгляде на которые немного больно.
как всегда, блестяще. спасибо за Ваше творчество!
Постиндустриальный пессимизм.
Это спецподборка, или кредо на сегодня? Есть ли работы в других стилях?